05 февраля 2018

Спираль безумия

Вид материалов: 

Новая ядерная доктрина, опубликованная в минувшую пятницу на сайте Минобороны США, пришлась по душе далеко не всем. Особенно, разумеется, не понравилась она странам, которые упоминаются в этом документе в качестве основных потенциальных угроз для Америки. 

Таковых, собственно, четыре: Россия, КНДР, Иран и Китай. МИД России констатировал, что доктрина «вызывает глубокое разочарование», поскольку несёт конфронтационный заряд и имеет антироссийскую направленность. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил, что она приближает человечество к уничтожению. Пекин высказался в том смысле, что Пентагон «раздувает» угрозу со стороны КНР и выдвигает «абсурдные предположения о планах развития Китая». Что касается Пхеньяна, то там на новую доктрину США, скорее всего, ответят новым испытанием баллистической ракеты, а Ким Чен Ын в очередной раз обзовёт Дональда Трампа выжившим из ума стариком. 

Но интересно не это. Гораздо любопытнее то, что новая ядерная доктрина США вызвала серьёзное беспокойство в стане союзников Вашингтона по Североатлантическому договору, сиречь НАТО. Например, министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль заявил: «Решение правительства США о новом тактическом оружии показывает, что спираль новой гонки ядерных вооружений уже идёт. Как во времена холодной войны, мы в Европе особенно уязвимы. Поэтому именно мы в Европе должны дать старт новым инициативам по контролю над вооружениями и разоружением». 

Действительно, в новой ядерной доктрине США предлагается развивать ядерное оружие уменьшенной мощности (нестратегическое, или тактическое). Полигоном для использования ТЯО, по замыслу стратегов из Пентагона, должна стать Европа, поскольку главной целью США в этом регионе является сдерживание, или противодействие России. 

Авторы доктрины исходят из того, что имеющееся сейчас у США стратегическое ядерное оружие слишком мощное и разрушительное, чтобы использовать его в конфликтах в Европе. А вот тактическое ядерное оружие подходит для этих целей идеально. Именно его, если верить разработчикам доктрины, собирается использовать Россия против европейских союзников США по НАТО. Ведь «Россия располагает значительными преимуществами перед США и их союзниками в отношении производства ядерного оружия и в нестратегических ядерных силах». 

Это было бы даже лестно, будь это правдой. Но, похоже, прав посол России в США Анатолий Антонов, и речь идёт об очередной «страшилке», придуманной для освоения больших бюджетов.

В годы холодной войны таких проблем не было: гонка вооружений, начавшаяся практически сразу после победы над нацизмом, обеспечивала военно-промышленный комплекс США постоянными заказами на протяжении 40 лет. Кроме того, она служила зримым доказательством превосходства капиталистической системы над социалистической. Как выразилась однажды умная американка Джин Киркпатрик (постпред США в ООН при Рейгане), «русские играют в шахматы, а мы — в «Монополию». Единственный вопрос, успеют ли они поставить нам мат до того, как мы их обанкротим». 

В 1985 году стало ясно, что американцы успели обанкротить нас раньше, чем мы поставили им мат. Но дальше всё произошло, как в стихах Некрасова: «Порвалась цепь великая, порвалась и ударила одним концом по барину, другим — по мужику». Одержав победу в холодной войне (так, во всяком случае, полагали в Вашингтоне), США столкнулись с серьёзной проблемой: разогнавшийся до безумных скоростей локомотив ВПК нёсся в никуда. Доля военных расходов в ВВП страны снизилась с 5% в 1992 году до 3,3% в 1997-м (а это десятки миллиардов долларов). Ассигнования на закупки вооружений и военной техники сократились с $96,8 млрд в 1985 году до $45,5 млрд в 1994-м. Была приостановлена, а потом и заморожена знаменитая программа «звёздных войн» — Стратегическая оборонная инициатива. Похожая судьба постигла и амбициозный проект по строительству атомных подводных лодок серии «Сивулф» (из первоначально планировавшихся 30 супертехнологичных субмарин было построено лишь три). 

В связи с сокращением внутреннего спроса США начали переориентироваться на военный экспорт. Но мировой рынок вооружений был уже в основном поделён между крупными игроками, а главное — он сужался, поскольку конец холодной войны способствовал общему сокращению спроса на вооружения. Несмотря на высокую конкурентоспособность американских вооружений, экспорт не смог компенсировать ВПК США потери на внутреннем рынке. 

Стоит ли после этого удивляться, что в конце 1990-х — начале 2000-х годов США повели себя, как разбушевавшийся пьяный ковбой в салуне: обрушили ракетные удары на Сербию, вторглись в Ирак, ввели войска в Афганистан. Чтобы оправдать эти акты агрессии, и придумывались разнообразные страшилки, такие как знаменитая пробирка, которой потрясал Колин Пауэлл с трибуны ООН. Однако общий итог «военного десятилетия» оказался для США неутешительным. Они вынуждены были уйти из Ирака, оставив эту страну погружённой в хаос и междоусобицы, — и сделали это так неуклюже, что все сливки от крушения режима Саддама Хуссейна снял совсем не дружественный им Иран. Они завязли в Афганистане, который всё больше превращается для США в медведя из известной потешки: «Я медведя поймал! — Веди сюда! — Да он не идёт! — Так сам иди! — Да он меня не пускает!» В конце концов, США втянулись в два прокси-конфликта с Россией — в Сирии и на Украине. 

Если смотреть на ситуацию с точки зрения объективного наблюдателя, то США, безусловно, преуспели в расшатывании международного порядка в том его виде, в котором он существовал после окончания холодной войны, причём потеряли многие из тех преимуществ, которые были у них в самом начале этого периода. 

Но если посмотреть на те же события с точки зрения американского ВПК, то всё встанет на свои места. Несмотря на то что заявленные официально цели не были достигнуты, а репутации американской военной машины был нанесён существенный урон (если после Войны в Персидском заливе 1991 года непобедимость армии США никем не оспаривалась, то после Ирака и Афганистана над американскими солдатами стали подшучивать даже итальянцы (см., например, лирическую комедию Роберто Бениньи «Тигр и снег»). Расходы на оборону все эти годы стабильно увеличивались, заказы поступали бесперебойно, новейшие системы вооружения тестировались в боевых условиях, а кроме того, рос военный экспорт, поскольку  мировой рынок вооружений в результате резко усилившейся нестабильности стал, наконец, расширяться. 

Новая доктрина США, предусматривающая модернизацию всей ядерной триады вооружённых сил страны (подлодки, МБР, стратегические бомбардировщики) с усилением фактора тактического ядерного оружия, полностью отвечает этой логике.

Однако логика американского ВПК неприемлема для европейцев. Прежде всего, потому что новая ядерная доктрина Пентагона будит старые страхи жителей старой Европы — оказаться между молотом и наковальней в титанической битве Востока и Запада.

В 60—70-е годы прошлого века размещение американских ядерных сил в Европе спровоцировало рост антивоенных настроений во Франции, Германии, Италии, Испании и других странах ЕС. Самый независимый из европейских лидеров — генерал де Голль — в 1966 году объявил о выходе Франции из военных структур НАТО. После того как бомбардировщик ВВС США, столкнувшись в воздухе с самолётом-дозаправщиком, сбросил четыре термоядерные бомбы на пляж у испанской деревни Паломарес, Франко приостановил испано-американский договор о военном сотрудничестве и запретил военным самолетам США летать над территорией Испании. В Германии Вилли Брандт провозгласил прогрессивную «восточную политику» и заключил с СССР Московский договор 1970 года, вызвавший сильное неудовольствие в Вашингтоне. Многотысячные демонстрации у ворот военных баз НАТО сотрясали в те годы даже верную союзницу США Великобританию.

Всё это происходило не потому, что европейцы внезапно воспылали любовью к Советскому Союзу. Просто никому не хочется умирать из-за чужих амбиций. А в случае даже ограниченного ядерного конфликта между США и Россией страны Европейского союза попадают под удар в любом случае.

Поэтому тревога министра иностранных дел Германии вполне объяснима. Его стремление выступить с новыми инициативами по сокращению ядерных вооружений можно только приветствовать. В то же время записывать Габриэля в союзники России было бы наивно. Перечисляя факторы, влияющие на дестабилизацию международной безопасности, глава немецкого МИДа не забыл упомянуть «аннексию Россией Крыма» и «очевидные доказательства» модернизации Россией ядерных вооружений. Тем не менее хорошо уже и то, что европейцы впервые за долгое время осмелились высказать собственное мнение о стратегических планах своих заокеанских союзников.

Во многом это связано с так и не сложившимися отношениями между Дональдом Трампом и ведущими политиками Старого Света (особенно Ангелой Меркель и «брюссельскими мудрецами»). А поскольку новая ядерная доктрина США, безусловно, отражает личные (и довольно противоречивые) взгляды Трампа на роль ядерного оружия в современном мире, европейцам придётся нелегко. Трамп — это всерьёз и надолго, как бы ни хотелось иного его недоброжелателям по обе стороны Атлантики. А значит, между Европой и Америкой неизбежно возникнет очередная (какая уже по счёту?) напряжённость.

 

Кирилл Бенедиктов.

Источник: https://russian.rt.com/opinion/477262-benediktov-spiral-bezumiy