Уголовное дело в отношении ученой Зелениной не закрыто, - сегодня ее травля идет полным ходом.

Уголовное дело в отношении ученой Зелениной не закрыто, - сегодня ее травля идет полным ходом.

29 December 2017
  • Еще по теме

    • Фуражечка

      Нетрудно заметить, что в газоспасаемой нашей державе волею начальства введён так называемый «застой», он же «безвременье» и т.п. Дело это для России (и особенно СССРФ) не новое: брежневскую эпоху мы уже переживали. Обычная стилистика застоя – это мерзость запустения и царство запрещалкиных.

    • Хроники геноцида, - мнение «расиста и подонка».

      Да, в этой статье будут мои мысли, – мысли «расиста и подонка». Почему «расиста и подонка»?

    • Уголовное дело в отношении ученой Зелениной не закрыто, - сегодня ее травля идет полным ходом.

      Мы много знаем из истории фактов, когда ученые были гонимы за свои научные убеждения.

    • "Октябрь 17-го - это беспримерная катастрофа"

      "Журнальный вариант (ВН. № 30) моего выступления на круглом столе 4 ноября "Столетие русской катастрофы. Октябрь 17-го: уроки для русского национализма"

    • Если бы я вдруг стал главой региона.

      Если бы я вдруг стал главой региона, то подумал бы крепко и поработал бы над возрождением духовности.
      Прежде всего - в рамках традиционных религий - православия и ислама (ханафитского мазхаба, традиционного татарского).

    • У нас есть кандидат в президенты РТ, и это только начало.

      У нас, партии НДП, есть кандидат в президенты РТ, это Михаил Юрьевич Щеглов.  Скажу сразу, такой богатой биографии, выражающей профессиональную и общественно-политическую деятельность, какую имеет Михаил Юрьевич, давно не было в российской политике.

    • Бандподполье под крылом УФСИН?

      Колонии Ханты-Мансийского автономного округа – Югры становятся рассадниками радикальных идей ислама. В зонах ХМАО отбывают сроки осужденные по статьям «экстремизм» и «терроризм».

    • В честь великого дня

      Вот что я вам скажу: негоже, братцы, всё время горевать.

      Пока униженная и оплёванная Россия, лишённая олимпийского счастья, корчится в муках, я хочу поговорить о светлом празднике, до которого нам осталось так мало времени.

    • Русский - это существительное.

      «Сейчас мы будем заниматься ликвидацией безграмотности в важнейшем из вопросов, а именно в русском вопросе. Как известно, о русских много что рассказывают. Как правило, эти россказни, - другого слова не подберу, - являются ложными, смешными, оскорбительными и очень редко правдивыми.

    • Конфликт между военными и либералами

      Между главой Минобороны Сергеем Шойгу и министром финансов Антоном Силуановым 9 сентября 2016 года на закрытом совещании у президента возникла конфликтная ситуация – сообщает издание ruposters.ru.

Мы много знаем из истории фактов, когда ученые были гонимы за свои научные убеждения. Мы также знаем о многих великих людях, которые предпочли сгореть в костре, но не отказаться от своих убеждений в науке, и одним из таких выдающихся примеров стойкости ученого является для нас пример Джордано Бруно, который был сожжен 17 февраля 1600 года в Риме на площади Цветов.

Джордано Бруно высказал мысль, что во Вселенной существует бесчисленное количество тел, подобных нашему Солнцу, и вот это утверждение и было противопоставлено официально принятой концепции устройства мира. Сегодня на месте казни Джордано Бруно стоит памятник этому ученому. 

К чему это я, ведь моя статья называется «Возбужденное уголовное дело в отношении ученой Зелениной не закрыто, - сегодня ее травля идет полным ходом»? 

Просто здесь я хочу выразить ту мысль, что времена наши может быть и изменились «во временных отрезках», но люди, служащие в репрессивном аппарате, - остались все те же. Разве история талантливого ученого, кандидата наук, и заведующей химико-аналитической лабораторией Пензенского НИИСХ Ольги Зелениной чем-то отличается от истории гонимых ученых средневековья? И уж точно ее история жизни очень похожа на историю жизни самой Евгении Гинзбург, - кандидата исторических наук, которая была репрессирована в 1937 году и приговорена к тюремному заключению Военной коллегией Верховного суда по антисоветской статье 58.

Да, у нас вроде бы не средневековье, и у нас как вроде бы и не сталинский режим. Но репрессии против ученых продолжаются. Этот факт бесспорен, ведь дело ученой Ольги Николаевны Зелениной тому в доказательство.

Напомню о «Деле Зелениной», как его окрестили многочисленные журналисты в свое время. Все по порядку.

Ольга Зеленина являлась в 2012 году заведующей химико-аналитической лабораторией Пензенского НИИСХ. Ольга Николаевна - кандидат наук, защитившая кандидатскую диссертацию по специальности «Селекция и семеноводство» сельскохозяйственных растений. При ее соавторстве создано 5 сортов и гибридов конопли посевной и один сорт мака масличного. Эти сорта включены в Государственный реестр селекционных достижений, и более 70% посевных площадей в стране засеяны семенами конопли сорта Сурская, соавтором которой является Ольга Николаевна.

Здесь я замечу, что Ольга Николаевна как сотрудник Пензенского НИИСХ, не только по поручению директора готовила проекты ответов на запросы адвокатов, но и тесно сотрудничала с Комитетом «За гражданские права», пыталась систематизировать типичные нарушения прав и понять их корни. Указанный комитет выступал против необоснованного привлечения к уголовной ответственности предпринимателей, торгующих пищевым маком. Так, в частности сама Ольга Николаевна рассказывает:

- «Предпринимателей обвиняли в торговле наркотиками лишь на том основании, что пищевой мак содержал незначительные количества, с точки зрения сельхозпроизводителя, сорной примеси частиц коробочек растения мак. Наш институт, отвечая на запросы адвокатов и правоохранителей писал, что не существует сегодня промышленных методов 100% очистки пищевого мака от сорной примеси». 

Кстати сказать, научные высказывания о несовершенстве методики анализа пищевого мака, которые Ольга Зеленина давала еще в 2011-м году, и послужили поводом для возбуждения в отношении ее уголовного дела. Но об этом чуть позже.

Ученая, всецело увлеченная своим делом, старалась доказать обществу и правоохранителям пагубность сегодняшней политики, проводимой государством в области коноплеводства и макосеяния. Она, принимая участие во многих совещаниях по пищевому маку и конопле посевной, старалась донести до людей то, что необходимо разработать и утвердить методики анализа пищевого мака и растений конопли, которые были бы едиными и для Таможни, и для МВД, и для ФСКН.

Я думаю, что Ольга Зеленина выражала здравые мысли. Или кто-то считает, что отсутствие общей для всех правоохранителей методики анализа пищевого мака может считаться нормальным явлением? Я так не думаю.

Здесь же, чтобы были более понятны последующие карательные действия ФСКН в отношении Ольги Николаевны, необходимо отметить некоторые моменты из ее правозащитной и научной деятельности. Без этого ни как. Наберитесь терпения. 

Итак, Ольга Зеленина выступает в декабре 2011 года в Общественной Палате, в которой правозащитниками поднимается вопрос - «Почему предпринимателей сажают за деятельность, которая законом не запрещена?» Талантливая ученая здесь стойко защищает позицию института, что 100% очистка пищевого мака от сорной примеси не возможна. Эту позицию разделяют большинство из участников совещания. Сотрудницу Пензенского НИИ включают во вновь созданную рабочую группу по разработке методики определения наркотических средств в пищевом маке. 

Далее - в апреле 2012 года в той же Общественной палате правозащитники собрались обсудить проблему нарушения прав человека органами наркоконтроля. И здесь Ольга Николаевна не прячется за спинами «других», а прямо говорит о нормативных препонах макосеянию. Так, она вспоминает свое выступление:

- «Я была командирована директором для участия в совещании. ФСКН превратила это действо фактически в восхваление службы. Моё выступление о важности возрождения макосеяния для импортозамещения, о необходимости исключения из нормативных документов на пищевой мак невыполнимых требований по запрету даже содержания сорной примеси маковой соломы и алкалоидов опия, было как ложка дегтя. Когда я сказала, что несовершенство ГОСТ Р-52533 -2006 легло в основание посадок тысяч предпринимателей, меня остановили».

Да, ученому «затыкают» рот, - Ольга Зеленина становится опасной для ФСКН, ведь она говорит о том, что закон позволяет выдавать тонны пищевого мака, содержащие незначительное количество сорной примеси маковой соломы, за тонны наркотиков. Она говорит не о самокрутках, сделанных из азиатской конопли, а о необоснованных обвинениях, предъявляемых российским предпринимателям. Наркоконтролеры из ФСКН хотели продолжать делать себе показатели за счет технической конопли и пищевого мака, а вот какая-то там ученая, - заведующая какой-то там лабораторией, стала мешать им делать карьеру в органах. 

«О каких это там «алкалоидах» и «тетрагидроканнабинолах» она рассуждает», - грозно и растерянно между собой говорят следователи ФСКН. «О каком это там имортозамещении и лекарственных свойствах мака и конопли она говорит», - недоумевают генералы ФСКН. «Нам палки, показатели нужны, а нам в этом мешает какой-то кандидат наук из провинциального института», - жалуются они друг другу в своих кабинетах при закрытых дверях. Я полагаю, что так дело и обстояло.

То есть, приговор талантливому ученому они все таки «подписали». Свой приговор, - пока что без суда и следствия. 

И вот последней каплей в противостоянии между ФСКН и ученой стало выступление Ольги Зелениной на Первой научно-практической конференции "Состояние коноплеводства в России, проблемы и перспективы развития", что проходила в июле 2012-го года. 

На этой научной конференции Ольга Николаевна снова указала на проблемы, которые есть у коноплеводов, и которые, конечно же возникнут у производителей мака в случае возрождения макосеяния из-за несовершенства законодательства и отсутствия методических рекомендаций, позволявших бы отличать «безнаркотичные» сорта мака и конопли от высоконаркотичных сортов. 

Кстати, гостем этой конференции был генерал полиции Архипов, - советник директора ФСКН, что сыграло в судьбе Ольги Николаевны, я думаю, роковую роль, так как уже спустя 40 дней после конференции ее арестовали. О своем аресте ученая рассказывает:

- «Это было как в кино. Раннее утро. Стук в дверь. Открываю. Спецназ с автоматами. В общей сложности человек пятнадцать… Задерживали как пособницу контрабандистов. Позже стало известно, что велась видеосъемка всего происходящего. Программа Максимум показала видеокадры спецоперации. Они произвели эффект, обратный ожидаемому следователями. Типичный панельный дом на окраине маленького поселка, далекого от границ, большая семья (три поколения) в маленькой квартирке, все это явно не вязалось с наркоторговлей».

Я здесь же замечу, что арестовывали не наркобарона, - производителя и сбытчика наркотиков, и даже не больного наркомана, которого лечить нужно, – арестовывали заведующую химико-аналитической лабораторией НИИСХ, кандидата наук, автора научных работ, которые легли в основу создания безнаркотических сортов мака масличного и конопли посевной. И это происходило не в средневековье, не в те самые кровавые сталинские года, - это произошло в 2012-м году, когда каждый сотрудник правоохранительной системы имел, минимум, среднее образование, что уже позволяло понять ему то, что такое проценты и что тысячная доля процента в маке не может вызвать наркотическое опьянение у человека. Хотя, о каком образовании я говорю, если они свою офицерскую честь, человеческую совесть и интеллект променяли на свои показатели….

А за что под арест-то была взята ученая? – спросите вы. Отвечу – за свою научную позицию. Именно за научную позицию, а вменить ей обвинение не составило труда следователям ФСКН. Они попросту подготовку проекта одного из научных писем натянули, так скажем, на состав преступления. Так, следователи ФСКН во второй половине 2012 года вдруг вспомнили, что еще в сентябре 2011-го года по поручению директора Пензенского НИИСХ кандидат селькохозяйственных наук Ольга Зеленина составила проект ответа института на вопросы импортера пищевого мака, указав со ссылкой на научные данные, что примеси в пищевом маке есть всегда. 

С такой научно обоснованной и проверенной научным анализом позицией ученой были очень не согласны сотрудники ФСКН, которые почему-то утверждали, что примесей в семенах пищевого мака для выпечки быть не должно совсем. То есть сама позиция Ольги Николаевны, которая основывала свои выводы на самых последних научных данных о маке и конопле, и стала поводом для возбуждения в отношении ее уголовного преследования.

Кстати, ФСКН, отрицая науку как таковую, и утверждая, что техническая конопля годна для «самокруток», а пищевой мак для наркоманов, привлекала к уголовной ответственности тысячи бакалейщиков, продающих пищевой мак населению. Да, тот самый пищевой мак, в котором имеются сотые и порой тысячные доли процента наркотических веществ. 

Не могу по этому поводу не отметить и примеры из собственной практики. Так, например, в том же Санкт-Петербурге, в Красном Селе возможно встретить рекламу – телефоны торговых точек, торгующих тяжелыми синтетическими наркотиками. Как выглядит эта реклама? Это крупные цифры телефонов, начерченные краской или мелом на детских площадках. Сам видел. Можно встретить такую рекламу и на общественных зданиях. И на жилых домах можно встретить такую рекламу. Об этом не знало ФСКН и не знает МВД? Знало, и знает, но они игнорируют очевидные факты. Эти торговые точки и сейчас работают. Показать? Могу. Пальцем показать могу. И на отдел полиции, который бездействует, тоже могу пальцем показать.

Так почему же наркобароны у нас на свободе, а ученые и предприниматели в застенках и под судом?

Идем далее, и продолжим рассматривать травлю ученой. Так, летом 2012 года Ольгу Николаевну, как я и сказал, арестовали и поместили в СИЗО, где она находилась аж около двух месяцев. Вот что она сама рассказывает об этом:

- «Общие условия содержания в СИЗО были совершенно ужасными. Говорить об этом можно долго. Помню, что в ИВС туалет располагался в 30 сантиметрах от обеденного стола и не был отделен от него ни дверью, ни высокой перегородкой. Практически так же было и в карантинном помещении СИЗО - 6… Все обвиняемые в состоянии сильнейшего стресса, но ни тонометра, ни лекарств для снижения давления и успокоения сердечной и головной боли не допроситься. Росло озлобление против всей правоохранительной системы. А уж когда я увидела в СИЗО грудных детей, стало абсолютно понятно, что эту систему надо менять. Поддерживала надежда на то, что я сумею доказать абсурдность обвинения. Я ведь тогда верила, что законы у нас хорошие, и суд разберется. Поддерживала любовь родных и друзей, которые ни на минуту не усомнились в моей невиновности».

Да, кстати, о российских тюрьмах нужно также говорить, ведь из слов Ольги Николаевны, побывавшей в российских застенках, явствует, что сама система исполнения наказаний калечит людей физически и морально, настраивая их против существующей власти в стране. А может быть эта система наказаний просто открывает людям глаза на российскую действительность? 

Думаю, - так и есть. Например, если в камере тюрьмы туалет располагается в 30 сантиметрах от обеденного стола, и этот туалет еще и не отделен от стола перегородкой или дверью, то мы можем прямо заявить – «власть считает нас скотами». В этом факте выражено все отношение власти к народу, ведь своих-то коллег, эта же власть, садит в более комфортные условия. Коллег? Да, тех же самых губернаторов или генералов МВД, которые в виду внутриклановой борьбы оказались сами в застенках.

Да, кстати, кто же эти герои, которые решили упрятать кандидата наук в тюрьму? А это руководитель следственной группы Сагач Д.В, а также следователи Плиев А.М. и Тихонов К.В. Эти деятели сейчас уже не работают в правоохранительных органах после роспуска ФСКН. Однако, возбужденное ими уголовное дело в отношении Ольги Зелениной не закрыто, - сегодня ее травля идет полным ходом.

А теперь читателю я предлагаю подумать или, так скажем, представить травлю невиновного человека, - травлю, которая продолжается (внимание!!!) годами.. Так, уголовное преследование Ольги Зелениной начато 15 августа 2012 года и это дело не закрыто и по сей день, а сегодня уже конец 2017-го года. Я, буквально, несколько дней назад разговаривал по телефону с Ольгой Николаевной, и она мне сказала, что ее периодически вызывают в суд. Вот ее слова:

- «Дело, в рамках которого я признана обвиняемой, было отправлено в Московский городской суд в августе 2014 года. Принято к рассмотрению оно было лишь в сентябре 2016 года. С тех пор я подсудимая. Мое фактическое присутствие в Пензенском НИИСХ сведено к минимуму. Несмотря на это научной деятельностью занимаюсь. Статьи публикую».

Вот так, травля человека продолжается с 2012-го года. Сегодня сторона обвинения Ольге Зелениной вменяет:

пункт 1. Пособничество преступному сообществу лицом, не являющимся участником преступного сообщества (ч.5 ст.33, ч.2 ст. 210 УК РФ). Обвинение старается доказать, что ученая Зеленина предоставила информационное письмо №275 для того, чтобы способствовать действиям преступного сообщества предпринимателей в совершении контрабанды и сбыта наркотических средств, закамуфлированных под семена пищевого мака.

Пункт 2. Превышение должностных полномочий, - обвинение настаивает на том, что Зеленина, составив проект информационного письма №275, превысила должностные полномочия (ч. 1 ст. 286 УК РФ).

Пункт 3. Зеленина критиковала заключения экспертов ФСКН, чем превысила должностные полномочия (ч. 1 ст. 286 УК РФ)!

Кстати, первоначально вменяли Ольге Зелениной такие преступления как пособничество контрабанде наркотиков (ст. 188 УК РФ) и пособничество сбыту наркотиков (ст. 228.1), но эти обвинения были сняты следствием. Понимаете о чем идет речь? Если, получается, ученый пишет проект письма, в котором говорит о естественности содержания сорной примеси в пищевом маке, то можно вменить ученому и статью 228.1. Средневековье? Думаю, что – да.

Вот так за свою научную позицию у нас в РФ лишают человека свободы, работы, здоровья, родных, друзей, времени, которое уходит на нескончаемые судебные процессы, а также веры в это самое проклятое богом государство по имени РФ. Ольга Николаевна пишет мне:

- «Все разумные сроки судопроизводства давно превышены. Есть мнение, что судебное следствие будет длиться еще не менее 6 месяцев. Возможен и третий возврат дела прокурору. Уж очень много нарушений допущено следствием, и каждое судебное заседание сторона защиты указывает на новые обнаруженные нарушения». 

Читатель спросит, - так жалуйтесь в суды, в генпрокуратуру, или к президенту, наконец. Отвечу, таких жалоб было целое море. На защиту Ольги Николаевны встали ее коллеги, друзья, бывшие однокурсники и однокашники по ТашГУ, в котором она когда-то училась. Ими была создана группа в ФБ в поддержку ученой. Не остались в стороне и правозащитники, и общественники, и самые что ни на есть простые граждане. Вот как сама Ольга Николаевна говорит об этом моменте из ее жизни:

- «Очень своевременной и неоценимой была поддержка ОНР в лице Андрея Цатуряна, Михаила Гельфанда, Михаила Фейгельмана, Галины Цирлиной, Бориса Штерна, Александра Чижова, Сергея Скорбуна. Было немало и других людей, пришедших мне на помощь. К сожалению, я не знаю всех имен, но благодарна каждому. Конечно же, не остались в стороне правозащитные организации. Одним из первых на помощь пришел Андрей Бабушкин…, подписал личное поручительство В.М. Гефтер - директор института прав человека. Не остался в стороне и правозащитный центр Мемориал, особая моя благодарность Игорю Гуковскому. «Русь сидящая» оплатила работу адвоката с февраля по ноябрь 2013 года. Юрист Фонда Андрея Рылькова помогает мне с сентября 2013 года. Находясь под подпиской о невыезде из Москвы, я стала членом межрегиональной общественной правозащитной организации «Комитет матерей по защите прав подследственных и заключенных». Она объединяет сотни женщин, несогласных с тем, что их дети или мужья отбывают наказания за несовершенные преступления…»

Однако, по поводу обвинения Ольги Зелениной выскажу свое мнение. Я думаю, что обвинение, строящееся на ч.5 ст.33, ч.2 ст. 210 УК РФ и на ч. 1 ст. 286 УК РФ, абсурдно само по себе, так как предъявленное обвинение не соответствуют самому духу закона. Это обвинение настолько натянуто, что это понимают сейчас и судьи, которые ведут дело Ольги Зелениной, и сами прокуроры, выступающие в качестве обвинителей в процессе над российской ученой. Почему? Дело все в том, что и судьи, и прокуроры являются по образованию юристами. А значит, они не могут не понимать, что такое состав преступления. Есть ли состав преступления, в который входят такие элементы, как умысел, вина, противоправность, общественная опасность в действиях Зелениной? Нет состава преступления, и это понимают судьи и прокуроры. Значит, сторона обвинения просто спасает честь своего мундира, пытаясь выиграть дело. А судьи? А вот судьи…, ведут себя странно, а почему так - решайте сами. Но я намекну. 

Дело в том, что если сейчас Ольга Зеленина будет полностью оправдана, то получается, что множество, – тысячи, или десятки тысяч уголовных дел, возбужденных в отношении российских предпринимателей, торговавших маковыми булочками, а также обвинительные приговоры судов в отношении их - станут не правомерными. Как быть в таком случае? Признать, что суды выносили не правомерные решения, а ФСКН с МВД возбуждали уголовные дела с нарушением законодательства России? Вот этого они никогда не признают, а потому и стараются всеми силами потопить Ольгу Зеленину. Вынести ей обвинительный приговор. 

Сейчас концепция обвинения в отношении Зелениной строится как «пособничество преступному сообществу лицом, не являющимся участником преступного сообщества». 

Однако, ведь Ольга Зеленина не совершала действий, которые могли бы говорить о том, что она вступила в умышленный сговор с лицами, которые были заинтересованы в ее заключениях как эксперта. Ученая не вступала в какие-либо отношения с какими-либо лицами, в интересах которых она делала свои заключения как ученый эксперт. Нет, Зеленина просто выполняла свою работу, составив проект письма по запросу импортера пищевого мака, указав со ссылкой на научные данные, что примеси в пищевом маке есть всегда. Научное письмо не может быть доказательством вины ученой, так как сама точка зрения Зелениной в данном случае основывается только на научном подходе к проблеме мака. И потом, Ольга Николаевна не является даже экспертом, она просто ученый.

Или ученый теперь, прежде чем высказать свое научное мнение, должен был спросить совета у генерала ФСКН? Это как? 

Представьте себе – кандидат сельскохозяйственных наук Ольга Зеленина приходит на прием к генералу ФСКН Архипову и спрашивает его о процентах ТГК в конопле и морфина в пищевом маке. Так вот и говорит: - «Товарищ генерал, сколько, по вашему мнению, морфина в маке?» - а генерал Архипов отвечает: - «Знаю, нас этому еще в школе милиции учили раньше, ведь в школе милиции профильными предметами являлись химия и биология…»

Вам не смешно? Мне нет. Мне мерзко от всего этого.

Как можно способствовать сбыту наркотических веществ посредством научных писем, в которых дана оценка маку с точки зрения науки? Никак. Ученый, говорит о свойствах растения и только. Не писала Зеленина как эксперт никаких заключений, так как она попросту не эксперт. А что писала? Писала проект письма о содержании сорной примеси и наркотических веществ в пищевом маке. И вот подготовку этого письма, подписанного даже не Зелениной О.Н., а как и положено директором института, называют преступлением и помощью преступному сообществу. 

Кроме того, выступая на научных конференциях, Ольга Зеленина только предавала гласности уже известные научные данные о маке и конопле, как и предавала гласности те факты, которые были изложены ей и в научном письме. Она ничего от себя не придумывала. Но ведь именно выступления ученой в июле 2012-го года на Первой научно-практической конференции «Состояние коноплеводства в России, проблемы и перспективы развития», будем честны, и заставили ФСКН возбудить в отношении ее уголовное дело.

Получается, что теперь правоохранители могут запретить ученым публиковать научные статьи? Изыскания делать? Вдруг какое-либо научное открытие будет полезно для предпринимателя или даже для мафиози. А как физикам публиковаться? Вдруг их научные статьи будут полезны террористам, пытающимся изготовить ядерную бомбу? 

Но, идем далее. Так где же состав преступления в действиях Зелениной? Есть ли в инкриминируемом ей деянии умысел на совершение преступления? Умысла, одного из элементов состава преступления в действиях Зелениной нет, так как она не вступала в связь с лицами, заинтересованными в ее научных письмах, которые могли бы быть ими использованы в преступлениях. Она занималась научной деятельностью, и не пыталась за счет этого научного письма получить от кого-либо вознаграждение. 

Далее – имеется ли в ее действиях следующий состав преступления – противоправность? Также нет, так как ни какие нормы закона Ольга Зеленина не нарушала. Разве является преступлением то, чем занимается с десяток-другой человек в самом Пензенском НИИСХ? В таком случае, если – да, то привлекать придется весь институт во главе с его директором. Я не шучу, я очень серьезен – вот в такую ситуацию прокуратуру и ученую загнали вчерашние сотрудники ФСКН. 

А какая в ее действиях имеется «общественная опасность»? Она написала в своем научном письме о том, что психоактивные компоненты в маке очень низкие? Но ведь написала, - скажут прокуроры. Да, написала и сделала как ученый вывод, что такие вещества в маке есть, но они не вызывают у людей, так скажу, едящих маковые булочки, эйфорию, чувство опьянения, и изменение пространство-временного восприятия. Она сделала вывод как ученый, - и каким же образом с ней может поспорить даже самый главный прокурор страны? Прокурор или генерал ФСКН что-то очень понимают в тех или иных компонентах мака? Это они должны спрашивать ученую Ольгу Зеленину о процентах и об опасности того или иного растения, а не фантазировать по этому поводу. И потом, если маковые булочки считать запрещенным предметом, то давайте уж концлагеря строить, чтобы туда поместить всех тех, кто ест эти булочки, а также их производит и продает. А сами прокуроры и судьи едят маковые булочки? 

Поэтому, вся конструкция обвинения смешна…., просто смешна. А теперь перейдем к другому предмету обвинения в отношении Ольги Зелениной, - «превышение должностных полномочий».

Вот тут я вообще потираю руки, и чешу лоб. Это чего такое написано? Как можно предъявить заведующей лабораторией научного института такое обвинение?

Поясню. Дело все в том, что Ольга Николаевна не является должностным лицом в структуре власти и управления. Она не обладает обязательными для неопределенного круга лиц полномочиями, и она не выполняет каких-то организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, с которыми бы возможно было бы связать действия по составлению научного письма. Ольга Зеленина как ученый выразила свое мнение в письме, основываясь на научных достижениях, и ее научное письмо считать приказом, распоряжением или даже заключением эксперта – не возможно категорически. Это есть насмешка над самим правом. 

Вопрос – кто сегодня насмехается над законом? Вчера издевались над законом сотрудники ФСКН, а сегодня приходится это делать самим прокурорам, поддерживающим обвинение в отношении ученой Ольги Зелениной.

Я бы еще к этому добавил, что мы наблюдаем сегодня не просто борьбу отдельного человека с прокуратурой, но мы видим неравную схватку между нашим прогрессивным обществом, признающим передовые достижения науки и теми, кто отрицает саму науку, права человек и сам здравый смысл. История запомнит этот суд и вынесет, конечно же, свой правый вердикт. И я уже вижу, как наши внуки - школьники слушают своего учителя, который рассказывает им о нашем с вами времени. Он говорит о гонениях на ученых, он говорит о неправедном суде над общественниками, требующими человеческих условий в тюрьмах, он рассказывает им об Ольге Зелениной, твердо отстаивавшей свои научные взгляды и помещенной в застенки из-за научной позиции. Скажет ли учитель детям о следователях Сагаче, Плиеве и Тихонове? Расскажет ли он на уроке о судьях Устинове и Тулегенове? Конечно, расскажет. И их имена будут для детей нарицательными. Так всегда бывает в истории. История все расставит по своим местам. А сейчас? А сейчас мы боремся за свободу Ольги Николаевны, которая в этой самой борьбе теряет годы жизни.

А что же говорит сама Ольга Николаевна по поводу состояния дел в сфере производства мака и конопли в России? – это важно, ведь этот стойкий ученый и настоящий человек, который сегодня преследуется целой государственной системой за свои научные выводы, не перестает думать и о своей стране, - России.

Так, скажу, - ученая очень обеспокоена тем, что сейчас творится в указанной сфере деятельности. Ольга Зеленина отмечает, что «коноплеводство как отрасль фактически не существует и без господдержки оно не возродится». В частности она говорит:

- «Макосеяния в России нет с 1987 года. Тогда Совет Министров СССР издал постановление N 695 от 12 июня 1987 г. «О запрещении посева и выращивания гражданами масличного мака». Как пояснялось в тексте постановления, сделано это было в целях усиления борьбы с наркоманией. Совет Министров СССР запретил посев и выращивание гражданами масличного мака лишь на приусадебных участках колхозников, рабочих, служащих и на других земельных участках, находящихся в личном пользовании. Это были годы распада совхозов и колхозов, а потому постановление убило не только мак на приусадебных участках, но и отрасль макосеяния, и фармпроизводство лекарственных субстанций из мака снотворного. Так Россия стала полностью зависеть от импортных поставок анальгетиков опийной группы».

Здесь я также отмечу, что РФ скатилась до самого дна, преследуя своих ученых и полностью запутав законодательство страны, а также обрекла многие отрасли России на забвение. Россия сотни лет выращивала мак и коноплю, и вот только в горбачевские времена вдруг мы узнали, что, оказывается, вся страна выращивает наркотик. Из нас попытались сделать дураков, оболванив нас и выбив из экономики страны стратегически важные отрасли сельского хозяйства. Однако, ученые не сдаются, они бьют тревогу, стараясь всеми своими силами донести истину до народа и до самих верхов. Так, директор Пензенского НИИСХ еще в 2011-м году в своем письме на имя Председателя Государственной Думы РФ Б.В. Грызлова поднимал тему производства и продажи мака в нашей стране. В его письме говорилось:

- «Возвращение мака масличного в культуру в Российской Федерации на основе новых сортов с низким содержанием наркотически активных алкалоидов позволит снять зависимость пищевой промышленности от его импорта и получать сельхозтоваропроизводителям высокие прибыли. Изменится существующее представление о маке, как об источнике наркотических средств, будет гарантировано отсутствие наркотических средств в товарных партиях семян мака, что снизит распространение наркомании и будет способствовать сбережению здоровья населения».

Что-то изменилось с тех пор? Нет, верхи не интересуются проблемой производства мака и его легализацией, а потому у нас в стране продолжают сажать в тюрьмы бакалейщиков, торгующих «булочками с маком». А вот реальных наркобаронов, держащих наркопритоны и торговые точки, в которые из Афганистана идет тот самый опий и гашиш, - не трогают. Здесь же замечу, что Афганистан каждые год увеличивает производство опия и гашиша. Куда афганская мафия сбывает десятки тонн наркотиков? 

А сбывает она наркотики в России, провозя их к нам в страну, главным образом, через территорию Киргизии. Вот чем правоохранители должны заниматься. Однако, связываться с настоящей наркомафией было опасно даже для сотрудников ФСКН, которых сейчас сократили вместе с их ведомством. МВД? То же самое, - для тех, кто прокручивает десятки миллиардов долларов США в год на наркотиках, следователь МВД или опер МВД не помеха. Убьют. И об этом правоохранители хорошо знают, а потому более работу ведут не по наркопритонам, а по ученым и предпринимателям. Почитайте мои статьи - «Азиатский героин или кто наши соседи», «Опиум для русских?», «Киргизия - северный транзит» и другие. Там все расписано. Согласитесь, ведь легче же бороться с маковыми булочками, чем вступить в опасную схватку с афганско-киргизско-российской мафией, связанной с самими правительствами этих стран.

Лев Трапезников

Источник:   http://levtrapeznikov.ru/504-ugolovnoe-delo-v-otnoshenii-uchenoj-zeleninoj-ne-zakryto-segodnya-ee-travlya-idet-polnym-khodom